Выводы по каспийскому вопросу

Таким образом, завершая исследование в этом направлении, можно заключить:
1.После образования в начале 90-х гг. XX века на постсоветском пространстве независимых государств появилась необходимость в разработке и принятии нового порядка использования богатств Каспийского моря в интересах каждой из прибрежных стран и других заинтересованных государств. Основу такого международно-правового порядка дожжен заложить документ, который обсуждается ныне в рамках СРГ, — Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. В случае ее принятия на консенсусной основе она станет императивом для прикаспийских государств.
2.Следует отнестись с уважением и к такому выводу, как наличие неопределенностей правового статуса Каспийского моря в новой геополитической ситуации, сложившейся в регионе после развала СССР, и наличие уже не двух, а пяти прибрежных государств, которые являются источником потенциальных международных конфликтов. Они возможны между самими прикаспийскими государствами, еще никак не договорившимися между собой относительно нового правового статуса Каспия. В них могут быть вовлечены и другие государства, имеющие виды на энергоресурсы Каспийского моря.
Подобный подход можно заметить также в трудах УА. Касенова [16] и Ю.Г. Барсегова [4, с. 19]. «Для пространственного раздела Каспия или даже только его дна, пишет Ю.Г. Барсегов, прикаспийские государства должны принять новый статус или внести изменения в существующий, определив предмет, основания и объем (параметры) раздела. Это позволило бы делить Каспий или его дно в качестве зон функциональной юрисдикции (континентального шельфа — если речь идет только о дне) при морском варианте статуса, либо в качестве внутренних или территориальных вод при озерном варианте» [4, с. 19].
3.Процесс создания нового правового статуса на Каспии неизбежно использует международно-правовые нормы с учетом существующего положения международной системы. Это процесс принятия надежных и контролируемых решений, к которым должны прийти (при консенсусе) все пять прибрежных стран и которые бы отвечали нормам легитимных ожиданий. К. Афрасияби заключает: «Однако вполне очевидно, что этот процесс сталкивается с серьезными трудностями, которые вряд ли можно будет решить в ближайшее время. Этот процесс может привести к подписанию совместного соглашения «по общим интересам» или, наоборот, может завести всех в трясину «нерешенности проблем» из-за конфликтующих интересов и предпочтений. Однако одно можно сказать с уверенностью, что переговорный процесс ведет к «территориальной социализации» и, в конечном счете, может трансформировать интересы прибрежных государств, а не помочь выкристаллизовать их» [37].
Если это невозможно, то тогда нужно (дабы не были свернуты проекты разработки углеводородных ресурсов и создания таких инфраструктур, как Транскаспийский трубопровод), чтобы был заключен договор о Каспийском море между всеми прикаспийскими государствами. Сделать это нужно как можно скорее. В случае необходимости при разработке договора можно было бы воспользоваться помощью какой-либо международной организации. Естественно, такой договор должен рассматривать Каспий как единую экосистему и предусматривать необходимые режимы охраны окружающей среды и рыболовства, не говоря уже о разрешении делимитационной проблемы. Совершенно ясно, что выход из нынешнего тупика и использование всех экономических и геополитических выгод, вытекающих из несомненно эффективной и безопасной разработки природных ресурсов региона, соответствовали бы интересам всех приморских государств.
4.Самый опасный аспект отсрочивания подписания пятистороннего соглашения — опасность гонки вооружений между сопредельными государствами. Милитаризация Каспийского моря угрожает безопасности региона. Такая военная атмосфера затрудняет и замедляет заключение пятистороннего соглашения о правовом статусе Каспийского моря.

2 года назад

Добавить комментарий