Выдвижение Эстонии

Когда 16 июля 1997 года Европейская Комиссия объявила в Страсбурге перед Европарламентом о своем желании начать переговоры о вступлении в ЕС с Эстонией, Польшей, Венгрией, Чехией, Словенией и Кипром, то в Латвии и Литве это вызвало чувства зависти и недовольства.

Отношения между Эстонией, Латвией и Литвой и в предыдущие годы были довольно напряжены из-за стремления Эстонии опередить своих южных соседей на евросоюзной дистанции. Противоречия сгладились только после увещеваний представителей Европейской Комиссии на совместной встрече стран EFTA и балтийских государств в Копенгагене в апреле 1993 года. Представители Европейской Комиссии сказали тогда, что прежде, чем вступать в ЕС политики балтийских государств должны решить проблемы региональной интеграции. Как нашкодившим школьникам Эстонии, Латвии и Литве порекомендовали прежде всего доказать свою готовность к сотрудничеству на более низком уровне. “Балтийские государства не могут идти в Европу через три разные двери, чтобы потом начать там между собой интегрироватся,” — заметил после этого президент Мери.
Однако, более быстрое развитие Эстонии не позволило скрыть разногласия между балтийскими государствами. Когда Эстония, в отличие от Латвии и Литвы, заключила с ЕС договор о свободной торговле без переходного периода и после этого единственная из государств-кандидатов и договор об ассоциированном членстве также без переходного периода, то это вызвало в Вильнюсе и Риге реакцию, похожую на запальчивость. Эстонские политики терпеливо подчеркивали на встречах с зарубежными представителями, что с государствами-кандидатами нельзя обращатся как с блоками. “Если государство выполняет связанные с присоединением к ЕС условия, то с этим государством надо независимо от соседей начинать переговоры, избегая блокового расширения,” — сказал президент Леннарт Мери в марте 1996 года в Германии.
После обнародования рекомендации Европейской Комиссии особенно литовским политикам было тяжело понять, что привлечение Эстонии, первой из бывших советских республик, в первый круг переговоров по расширению ЕС на восток является бесценным прецедентом. И это в конечном итоге полезно и Литве. Чувствовалось, что литовцы согласны остаться вне первого круга, только бы Эстония не поднялась выше их. Возникший в трехсторонних межбалтийских отношениях кризис смягчили заявления президентов Латвии и Литвы, сгладившие неуравновешенность глав своих правительств.
Скрупулезно следуя копенгагенским критериям, Европейская Комиссия обосновала рекомендацию начать переговоры с Эстонией следующим образом:

1)В Эстонии стабильные государственные институты, обеспечиваются соблюдение прав человека и защита меньшинств.
2)Эстонию можно считать государством с действующей рыночной экономикой, которая за средний промежуток времени (пять лет) смогла приспособиться к условиям конкуренции на евросоюзном рынке.
3)При интенсификации усилий за небольшой промежуток времени Эстония способна окончательно гармонизировать внутреннее законодательство с правовыми актами ЕС — acquis communautaire.

Саммит ЕС, проходивший в Люксембурге в декабре 1997 года, одобрил рекомендации Европейской Комиссии и пригласил Эстонию к участию в переговорах об объединении с ЕС, начало которых было запланировано на 31 марта 1998 года. По словам премьер-министра Сийманна, важность данного решения заключалась в моральной победе Эстонии. “Отдельное мнение Эстонии, как маленького государства, много не значит, но будучи в Европейском Союзе, у нас появится возможность превратить свою позицию в позицию всей Европы. Объединение Эстонии с Европейским Союзом несет в себе и сильный психологический эффект: после этого с нами станут обращатся как с полноправным и равноценным партнером и эта реальность проникнет в сознание многих европейцев. Эстония окончательно освободится от “бывших” стереотипов и нашу независимость уже никак нельзя будет рассматривать как какое-то условное или неусточивое явление,” — сказал Сийманн.
В начале 1998 года для ведения переговоров о вступлении в ЕС правительство Эстонии сформировало 31 рабочую группу и основную делегацию из 47 членов, которую возглавил министр иностранных дел Тоомас-Хендрик Ильвес, а его заместителем стал вице-канцлер министерства иностранных дел Алар Стрейманн. В качестве цели эстонское правительство установило дату вступления Эстонии в ЕС — 2003 год.

2 года назад

Добавить комментарий