Впоследствии чуваши в своих преданиях и мифах улу-батыра

(Улыпа) наделили неимоверным ростом и необычайной силой, который выполнял в их мировоззрениях роль покровителя и защитника народа (см. рис. стр. 29).

Слова же «улпат» и «паттар» (батыр) стали применяться в значении племенного «князька» или местного феодала, которые впоследствии уже перешли в современные тюркские языки, как два самостоятельных слова — «улпат» (феодал, барин) и «паттар» богатырь (батыр). То, что слова «улпат» и «батыр» первоначально означали феодал или барин, подтверждается тем, что чуваши в своих преданиях «О завоевании булгар монголами», записанных в 70-х годах XIX века, продолжали ещё именовать татарских феодалов «батырами».

Оказавшись, около 3000 лет до н. э., в Средней Азии и СевероЗападном Китае потомки выходцев из Месопотамии покорили местные пратюркские племена, сложившись здесь в метисные тюрко-ираноязычные племена — серов. С глубокой древности у их предков — «ассиров», «самаритян», «сумаров» (шумеров) на время войны советом старейшин избирался военный правитель (полководец), которого они именовали словом — «лугаль». Согласно сохранившейся своей такой традиции, вновь сформировавшиеся здесь метисные тюрко-ираноязычные племена серов, в случае войны тоже избирали своего военачальника, титул которого стали именовать теперь уже не словом «лугаль», а тюркским словом «гун» (хун), ставшим означать в пратюркских языках то же самое, что и «лугаль», то есть князь или полководец.

Кроме того, пришедшие в Среднюю Азию «ассиры» (самаритяне) считали, что их предки тоже были «великанами», поэтому-то новое название «улу-батыров» — «гун», прочно закрепилось в их языке, не противореча мировоззрениям пратюрков, так и их завоевателей — «ассиров» (самаритян).

Таким образом, с приходом в Среднюю Азию индоиранских племен, прежнее название племенного вождя пратюркских племен — «улу-батыр» было заменено на слово «гун», что значило «князь военного времени». Сей титул не передавался по наследству и действовал только в случае войны. Впоследствии же (в степях Южной Сибири) термин «гунны» был распространен и на название части этого метисного тюрко-ираноязычного народа.

Ввиду того, что ареал обитания чувашского народа, в течение последних тысячелетий, постепенно перемещался из Центрально-Азиатского региона в Волго-Уральский регион России, рассмотрим общую историкоэтническую периодизацию процесса, приведшего, в конечном счете, к формированию, а затем и к современному состоянию чувашского народа — в Волго-Камской историко-этнографической области. В рамках этой периодизации выделим следующие пять главных этапов:

Вероятно, предки чувашей первоначально проживали в СевероЗападном Китае, являясь в течение длительного времени ближайшими соседями китайцев в Центрально-Азиатском регионе.

Следующий этап, охватывающий II и I тысячелетия до н. э., связан со смешением финно-угорских племен с индоиранскими и пратюркскими племенами, с тенденцией к сложению обширной культурно-исторической зоны, включавшей: Южную Сибирь, Приуралье, Поволжье и Северный Кавказ.

Третий этап (от середины 1-го тысячелетия нашей эры до начала ХШ-го века) характеризуется постепенным изживанием первобытнообщинных отношений и становлением феодализма, взаимодействием финноугорского населения с раннетюркским, а также возникновением булгарского феодального государства.

Предпоследний этап (XIII первая половина ХУ1-го века) наполнен событиями и процессами, связанными с позднетюркской иммиграцией.

Последний этап (с середины ХУ1-го века по настоящее время) связан с широкой русской миграцией, существенно изменившей этнический состав населения и этнокультурную ситуацию в Волго-Уральской историкоэтнографической области.

Постепенно разбираясь с вышеприведенными историко-этническими процессами при формировании чувашского народа и с возникшими при этом разночтениями исторических фактов нашего прошлого, так разбросанных по разным изданиям, что головы у читателей все равно остаются замороченными множеством гипотез происхождения чувашского народа и, убедившись в правильности многих предположений профессора В. И. Шахмайкина, я принял решение попытаться восстановить в памяти три первых этапа становления предков чувашей и вынести их на суд наших читателей, основываясь на версии профессора Самаркандского университета — Василия Ильича Шахмайкина. При этом, естественно, я вовсе не считаю свою точку зрения по поднятым в книге вопросам единственно правильной. Нужны новые поиски и дискуссии.

2 года назад

Добавить комментарий