Возвращаясь к вопросу о хронологической лакуне Ill в. до н.э.

Возвращаясь к вопросу о хронологической лакуне Ill в. до н.э., не следует также забывать о том, что мы не можем пока точно определить, исходя из археологического материала, время прекращения той культурной традиции, которую я предлагаю условно называть филипповской. Рубеж IV-III вв. до н.э.

-это скорее веха, маркирующая смену эпох в истории кочевников Евразии скифо-сарматского периода. Вполне возможно, что какая-то часть «последних» памятников филипповской культуры будет иметь дату, скажем, первой трети Ill в. до н.э. Пока, однако, для таких выводов у нас нет реальных данных. Следует отметить особо и тот факт, что хронология памятников IV в. до н.э. в Поволжье и Приуралье имеет совершенно эфемерный характер. Ведь нам не известен из этого региона ни один комплекс с хорошо обоснованной датой именно IV в. до н.э. Любая такая датировка получена относительно других памятников, которые имеют более ранний облик. Этой специфики, кстати, не учитывают в своих разработках сторонники идеи В.М.Клепикова и А.С.Скрипкина, когда они уверенно отбирают для метода «зажатых датировок» признаки из «достоверных памятников IV в. до н.э.».

Приведенные рассуждения, тем не менее, не означают того, что мы в реальной перспективе сможем «стянуть» края хронологической лакуны, выпадающей на Ill в. до н.э. Все вышесказанное позволяет лишь с определенной долей вероятности прогнозировать более узкий хронологический разрыв, отрицать который в настоящее время, на мой взгляд, все же абсолютно невозможно.

В заключение я хотел бы затронуть еще одну проблему, которая относится к области условий работы над теми вопросами, которые были рассмотрены здесь. Одной из главных причин, которые породили сложную ситуацию в сарматской археологии, я считаю очень слабую источниковую базу наших исследований. Парадоксально, но для памятников прохоровской культуры, несмотря на огромное число известных науке , мы практически не имеем полноценно изданных археологических комплексов. Начиная со свода памятников прохоровской культуры 1963 г., все публикации строились по принципу анализа отдельных признаков погребального обряда и категорий инвентаря. В публикациях комплексы иллюстративно раскладывались по категориям находок, когда, например, в одну таблицу помещались наконечники стрел, в другую — керамика, в третью — мечи и кинжалы и т.д. При этом очень часто словесные описания погребений и находок в них сопровождались выборочными иллюстрациями, призванными дать лишь общее представление о типах находок или формах погребальных сооружений. Столь же часто иллюстрации помещались в одном изданий, описания этих иллюстраций — в другом, а анализ памятников — в третьем. Характерным примером служат в этом отношении книги 60-70 гг. К.Ф.Смирнова, когда, например, для знакомства с илекскими курганами необходимо пользоваться и Сводом памятников «савроматской» культуры , и книгой «Савроматы» , и книгой «Сарматы на ! Илеке» . Собрать воедино конкретный археологический комплекс по таким публикациям либо чрезвычайно сложно, либо вообще невозможно. Даже в тех случаях, когда материал публиковался целиком , такие издания невольно создают впечатление однородности и хронологического единства археологического материала. Нельзя не отметить и тот факт, что постепенно иллюстрирование археологических изданий по сарматской археологии превратилось в абстрактный декор книг, который практически никак не связан с текстом. Особенно зто характерно для тех случаев, когда речь идет об общем облике раннесарматской культуры . В публикациях 60-90-х годов практически отсутствуют сравнения комплексов между собой. Все это было в определенной мере оправдано тем обстоятельством, что периодизация сарматских культур и хронология их памятников считалась детально разработанной в трудах Б.Н.Гракова и его ближайших последователей. Ho эта причина реально способствовала и консервации хронологической концепции Б.Н.Гракова, которая просуществовала в науке более полувека практически без серьезных изменений, несмотря на открытие огромного количества новых памятников, материалы которых, будучи расщепленными на отдельные категории находок и детали погребального обряда, легко вписывались в рамки устоявшихся концептуальных представлений.

2 года назад

Добавить комментарий