В конце 15-го столетия Сонджа (Сонрхай) господствовали во всей внутренней Африке

В конце 15-го столетия Сонджа (Сонрхай) господствовали во всей внутренней Африке вплоть до озера Чад на востоке. Им принадлежал также Тимбукту, важнейший торговый пункт на караванных путях, которые уже тогда прорезали пустыню и поддерживали постоянные сношения между средиземноморскими берегами Африки и тропическим Суданом. Нет ничего удивительного, что как раз Тимбукту в течение столетий был яблоком раздора между марокканцами и народами Сонрхай.

В связи с «хамитскими» переселениями, не должно остаться без упоминания индийское влияние в Африке. Правильное чередование муссонов и пассатов приводит к тому, что взаимные сношения между народами восточноафриканских берегов и жителями южно-арабских, персидских и индийских берегов должны быть отнесены почти к той ранней поре, когда вообще там и здесь уже жили люди. Африка всегда была, главным образом, пассивной, принимающей стороной, однако, на Западном берегу Индии существует не мало колоний Суахели. Точно также очень возможно, что некоторые деформации зубов и другие искусственные изменения человеческого тела, которые общи обеим этим этнографическим областям, перешли из Африки в Индию, а не наоборот.

Точно также должны быть здесь упомянуты Хова из Мадагаскара, настоящие малайцы, которые ведут свое начало от происшедшей около тысячи лет тому назад колонизации с острова Суматры. Они очень мало смешаны с туземным населением и сохранили еще и теперь свой малайский тип и родную культуру в чистоте. Сверх того, по-видимому, малайское влияние простиралось еще далеко за Мадагаскар на материк и даже далеко вглубь Африки. Некоторые из совпадений, указываемых в подтверждение этого влияния, конечно, могли произойти случайно. Но если подтвердится, что средне-африканские ксилофоны настроены не только на родственной музыкальной шкале, но по абсолютной высоте тонов совпадают с известным малайским деревянным клавишным инструментом, то такое совпадение невозможно приписать случаю, а надо будет принять действительное влияние Индонезии.

В общем, чуждые влияния в Африке, во всяком случае, недостаточно оценивались.

Хотя их можно проследить в течение тысячелетий, как я часто указывал, в последний раз в моей статье «Древности Бенина» («Die Alterthumer von Benin». Berlin, C. Reimer, 1919 г.). Так, например, широкоразвитая по берегу Верхней Гвинеи техника и литье бронзы происходит, вероятно, из древнего Египта. Точно также духовная культура негров не осталась без чужих возбуждений. Всего поразительнее — это странным образом пропускаемое всегда без внимания, полное совпадение эсхатологических воззрений Чи (Tschi) и Эве с древнеегипетскими. То, что А. Эрманс в «Египетской религии» говорит о «ка» египтян*, почти буквально то же самое мы находим в более ранней литературе о Западной Африке, так, напр., у Эллиса и др. о «ка», «кра», «каль» у Чи и родственных им племен. Равным образом, как указывал Вестерман, едва ли случайно появилась семидневная неделя в Западном Судане. В виду подобных культурных связей тягостно слышать, когда невежественные профаны до сих пор называют негров «дикарями». Уже десятилетия тому назад я публично высказал, что в Африке не существует других дикарей, кроме некоторых обезумевших европейцев, и ужасающие бельгийские жестокости в Конго дали мне с тех пор в сто раз больше права на подобное утверждение. И вообще, очень подобно бы многим колониальным управлениям несколько выше ценить туземную культуру африканцев, чем это они теперь в большинстве случаев делают. Конечно, старая Африка дите теперь навстречу скорой гибели, потому что европейская культура со своими четырьмя S: Sklavenhandel (торговля рабами), Schap (водка), Syphylis, Schudwaren (дрянные товары) подействовала, как разъедающий яд, и отчасти все еще продолжает так действовать.

2 года назад

Добавить комментарий