Старая вера крепко держалась в здешних местах

04/10/2012

Это староверческое искусство не имело спроса ни на юге, ни на западе, ни в центре России в тех областях, где после-Никоновское православие было принято и пустило глубокие корни. Северо-восточный край бассейна Волги и Камы оставался оплотом старообрядцев, благодаря чему искусство допетровской Руси сохранилось именно здесь, в трёх гнёздах этого мастерства. Профессор Н.П. Кондаков считал что «только старообрядчество удержало древние стили, иначе они давно исчезли бы в иконописи». Заказы староверов на иконы в разных древнерусских «пошибах» помогали тому, что искусство иконописания сохранилось и не погибло в очагах иконописи. Писатель Мельников-Печерский, будучи правительственным чиновником, специально занимался раскольниками и подготовил подробный «Отчёт о современном состоянии раскола» в 1854 г. В этом отчёте имеется ряд интересных сведений о взаимоотношениях раскольников с иконописцами-суздальцами: «всякая икона, и даже Холуйская, возвышается по ценности, если перстосложение изображается двуперстное… Такие иконы раскупаются Поповщиной и другими раскольническими сектами, не отвергающими поклонения иконам нового письма… Большей же частью, состоя с иконописцами в постоянных связях, они делают им предварительные заказы».
Недостатки в качестве письма суздальских иконописцев неоднократно стали отмечаться, начиная с XVIII века. В этот период суздальский архиерейский дом бдительно наблюдал за иконописцами. Целый штат надсмотрщиков был призван следить за сбережением «многоразличных в церквах Божих икон и о чистоте их.., чтобы гораздым иконникам и их ученикам писали с древних образцов, а от своего измышления бы и иными догадками Божество не писали». Вышел целый ряд постановлений, контролирующих правильность и качество письма. Так, в 1723 году некоторые из крестьян села Палеха привезли свои иконы для продажи в Санкт-Петербург. При осмотре этих икон оказалось, что многие из них написаны «противными фигурами и неискусно». Иконы были отобраны, а из Св. Синода дан указ, которым повелевалось объявить в Суздальской епархии в тех местах, где есть иконное художество, чтобы «таких неприличных икон невежды не писали и никому не продавали». В 1751 году в Казани была задержана партия икон. Выяснилось, что привёз их для продажи Михаил Васильев из села Холуя. Васильев рассказал, что иконы в количестве 150 штук куплены в Холуе за разные цены: хорошей работы — по 4 рубля, низшей — по 60 копеек. Иконы по большей части оказались очень плохого письма: «явились весьма неискусного и нелепого мастерства и самого худого изображения», по поводу этого дела Казанская консистория требовала от Суздальской наказать и запретить тем мастерам писать иконы.

2 года назад

Добавить комментарий