СССр-Россия-Мексика: у истоков отношений

83 года назад в августе 1924 года произошло событие, определяющее до сегодняшнего дня историю и характер отношений между тогда СССР, а сейчас Россией, и одной из крупнейших стран Латинской Америки — Мексикой — отношений дружественных, стабильных, основанных на взаимопонимании и общих подходах к актуальным проблемам прошлого и современности. 2 августа 1924 года назначенный в Мексику советским полпредом Станислав Станиславович Пестковский получил агреман мексиканского правительства, и эта дата считается отправной точкой отсчета отношений наших двух стран. Обе стороны — и советская и мексиканская подошли тогда к этой дате не спонтанно, а подготовленные целым рядом предшествовавших событий и обстоятельств. Что нас сблизило к тому времени? Прежде всего, ряд общих черт Октябрьской революции 1917 г. в России и мексиканской революции 1910-1917 гг. — а именно их антиим — периализм и антимилитаризм, борьба против их разграбления, направленные в защиту национальных интересов.

Хотелось бы отметить, что после свершения в России Октябрьской революции правительство Мексики не допустило каких-либо осуждающих на этот счет шагов и демонстративных заявлений о разрыве отношений. Наоборот, 6 сентября 1918 г. консул Мексики К. Бауэр в письме наркому иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерину от себя и имени мексиканского правительства выразил официальное соболезнование в связи с покушением на Ленина и просил принять его, чтобы лично выразить свои чувства . Мексиканское консульство действовало в Москве по 1920 г. включительно. В мае того же 1920 г. оно выступило с запиской на имя Совета народных комиссаров РСФСР с конкретными предложениями о развитии экономических связей между Мексикой и Советской Россией . Таким образом, уже тогда мексиканская сторона выражала свое желание не порывать связей с Россией, а наоборот начать их новое развитие. Позиция советской стороны была адекватной. В апреле 1919 г. правительство РСФСР назначило в Мексику своим генконсулом Михаила Грузенберга, его полномочия были подписаны В.И. Лениным. На соответствую — щих позициях стояли и главы правительств Мексики и России. Так, Грузенберг был, хотя и в частном порядке, принят президентом Мексики В. Каррансой, а Ленин после ознакомления с запиской генконсульства Мексики в Москве, просил руководство Наркомата торговли и промышленности РСФСР обратить на нее внимание.

Следующий этап в сближении двух стран наступил после окончания гражданской войны в России. Мы помним и по достоинству оцениваем ту продовольственную помощь, которую оказала Мексика, прежде всего от штата Юкатан, голодающим Поволжья. «Благодарность избавленных от ужасов голодной смерти крестьян Поволжья будет вечной наградой отзывчивости мексиканцев» — отмечал в 1922 г. Председатель Российского Красного креста Соловьев4.

В том же 1922 г. правительство Мексики заявило о непризнании полномочий бывшего царского дипломата В. Вендхаузена, который пытался выполнять в Мексике консульские функции.

С сентября 1923 г. после того, как Мексика восстановила свои дипломатические отношения с США, появились реальные возможности для налаживания и советско-мексиканских связей. В связи с этим несомненный интерес вызывают позиции обеих сторон в подходе к этому вопросу. Внимательное знакомство с соответствующими документами того времени показывает, что и Мексика и СССР говорили в основном не об установлении между ними дипломатических отношений, а их возобновлении. Эта деталь далеко не так проста, как она может показаться на первый взгляд.

2 года назад

Добавить комментарий