Следующий момент.

За проектом БЦА и за всей этой риторикой о цивилизационной и исторической общности стоят чисто энергетические интересы США. В рамках осуществления программы «Большой Центральной Азии» Америка планирует создание антироссийской и антикитайской энергосистемы, объединяющей Центральную и Южную Азию. Ее суть заключается в том, чтобы направить энергоресурсы Центральной Азии (нефть Казахстана, газ Туркменистана, гидроресурсы Кыргызстана и Таджикистана) в сторону Афганистана, Пакистана и Индии для удовлетворения их растущих потребностей.

Здесь также говорили о геополитическом плюрализме. Перед администрацией Вашингтона, независимо от того, кто будет находиться у власти, будет стоять сложная и двойственная задача. С одной стороны, США не должны допустить восстановления российского стратегического контроля над этим пространством или создания геополитического альянса между Москвой, Пекином и Тегераном. С другой стороны, Америка вынуждена сотрудничать с Россией, чтобы не допустить дестабилизации в Евразии.

Отношения России и США содержат множество противоречий и столкновений интересов. Для нас главное значение имеет тот аспект этих отношений, который касается Центральной Азии и Каспия. Как следует из вышесказанного, ни США, ни Россия не намерены добровольно уходить из региона или жертвовать своими позициями. При этом и Вашингтон и Москва демонстрируют высокую степень активности. С другой стороны, обе стороны хотели бы избежать открытой конфронтации и прийти к взаимоприемлемому компромиссу.

Среди американских экспертов существует множество мнений в отношении России, и, наверное, можно выделить два основных. Первое основано на том, что политика России после 2001 года — это политика компромиссов, когда она пыталась в вопросах безопасности найти общие подходы вместе с США. Дж.Буш и ряд его советников старались обеспечить максимально возможный компромисс в ходе переговоров по отмене санкций против Ирака и выступают за поддержку вступления России в ВТО.

Ряд влиятельных вашингтонских политиков и политических кругов придерживаются иного подхода, считая, что «стратегический выбор России» после 11 сентября 2001 г. в поддержку США был лишь тактическим ходом с целью решения конкретных внешнеполитических задач, стоявших перед Москвой. Они видят дальнейшую стратегию США как продолжение активной наступательной политики в Центральной Азии, сопровождающейся выдавливанием России и ее изоляцией. Соответственно, конкуренция между США и Россией в регионе Центральной Азии будет усиливаться.

Проект БЦА в какой-то степени можно назвать «антишосовским». США рассматривают ШОС как инструмент, с помощью которого в регионе усиливается влияние России и Китая. Поэтому на геополитической арене нашего региона присутствие США не будет уменьшаться, оно только может изменить свою форму. Речь будет идти о поставках военных технологий и о сотрудничестве в военно-технической области. США не намерены покидать регион ни в краткосрочной, ни в среднесрочной, ни в долгосрочной перспективе. Поэтому, если проект БЦА не будет реализован до конца, в самое ближайшее время можно ожидать появления новой стратегической идеи в отношении Центральной Азии. То есть США однозначно хотят сохранить свое влияние в регионе с учетом всей той геополитической ситуации, которая здесь складывается, и с учетом присутствия России и КНР.

В том, что США будут сохранять свое присутствие в регионе, есть как положительные, так и отрицательные моменты. Положительный эффект в том, что США не допустят угрозы Центральной Азии со стороны исламского фундаментализма. He допустят угрозы политической дестабилизации. В качестве негативных последствий можно сказать, что Центральная Азия будет постоянно втянута в политическую игру, которую США ведут с Россией и КНР, о которой уже говорила Кукеева Ф.Т.

Шайхутдинов М.Е.: Слово предоставляется Черных И.А.

2 года назад

Добавить комментарий