Противостояние наднациональным тенденциям

Немотря на оптимизм начала 1990-х годов, который в том числе обусловил ренесанс WEU и активизацию суда по правам человека Совета Европы, государственные деятели Европы не забыли и предостережение Тэтчер о “европейском конгломерате”. На встрече в Маастрихте Джон Мэйджор ликовал перед журналистами по поводу выторгованных исключений, предоставивших Великобритании возможность не участвовать в переходе на использование единой валюты и в социальном сотрудничестве. Политики некоторых других государств, в принципе поддерживая идеи европейской федерации, понимали, что их избиратели не смирятся так просто с усилением наднациональных тенденций в развитии ЕС. Поэтому в Маастрихтский договор был вписан субсидиарный принцип, что еще раз подтвердило склонность ЕС, впрочем как и других международных организаций к неопределенным формулировкас.
Субсидиарность означает, что на каждом уровне власти и полномочий должны рассматриватся вопросы, наиболее оптимальное решение которых возможно именно на данном уровне. Так, по принципу субсидиарности институты ЕС должны заниматся только проблемами, к разрешению которых Евросоюз готов лучше, чем органы и структуры власти государств-членов ЕС. Примечательно, что в Маастрихтском договоре к соответствующему пункту добавлена приписка, что такой подход не должен никак препятствовать интенсификации сотрудничества между государствами Европы. Сторонники Соединенных Штатов Европы и евроскептики до сего дня спорят, что же это в конце концов означает.
Маастрихтский договор стал кульминацией евроэйфории второй половины
1980-х годов. К Соединенным Штатам Европы приблизились так близко, как этого не могла вообразить большая часть граждан государств ЕС. В Великобритании вспыхнула яростная межпартийная полемика по поводу договора. Английский суд всерьез взвешивал, не объявить ли Маастрихтский договор противоречащим законодательству Великобритании. Та же участь была уготована Маастрихтскому договору и в Германии. Хотя, согласно данным социологических опросов, большинство немцев в начале 1990-х годов были убеждены в невозможности возврата к популярной в 19-м века идее национального государства.
В трех странах Маастрихтский договор стал предметом общенациональных референдумов. Ирландцы с большим перевесом одобрили договор. Но датчане на референдуме 2 июня 1992 года с перевесом всего в 0,7% голосов высказались против. Поскольку итоги датского референдума сделали невозможным вступление Маастрихтского договора в силу, то главы государств и правительств Европы в декабре 1992 года собрались в Эдинбурге, чтобы договориться о дальнейших действиях. В тот период в ЕС председательствовала Великобритания, которая обычно сама требовала для себя наибольших исключений. При благожелательном попустительстве британцев остальные государства ЕС, вопреки первоначальной жесткой позиции, вынуждены были согласиться с необходимостью уступок датчанам.
Эдинбурский компромисс придал Дании “особый статус” по четырем позициям:
1.Дания не участвует в третьем этапе формирования европейского экономического и финансового союза, предусматривающего проведение единой экономической и финансовой политики.
2.Дания не участвует в расширении оборонного сотрудничества.
3.Гражданство ЕС не заменяет национальное гражданство Дании.
4.Дания не участвует в соответствующей совместной деятельности ЕС, в случае ее наднационального характера.

2 года назад

Добавить комментарий