Предохранители костяные к панцырю

сибирские народности

а — наножник (колл. ГМЭ, № 4859-16); б — наручник (колл. ГМЭ, № 4859-15).

моши ремешков и петель. Относительно предохранителей на конечности
В.Богораз сообщает, что они делались из кожи и железа. На основании музейных коллекций можно добавить, что материалом для их изготовления служила также и кость.

Вызывает некоторое недоумение, почему в комплекте имеется только по одному предохранителю на верхнюю и нижнюю конечности, а не на обе пары. Имеем ли мы здесь дело с неполным комплектом или же такое соотношение являлось нормальным? В. Богораз пишет: «Мои информаторы утверждали, что обычно лишь левая рука и левая нога защищались этими предохранителями». Следует заметить, что В. Богоразу не был известен экземпляр из Гос. Музея этнографии. Таким образом, можно предположить, что отсутствие парных предохранителей не случайно.

А.Норденшельдом во время экспедиции был приобретен пластинчатый панцырь такого же типа из клыка. Размеры отдельных пластинок в точности совпадают с вышеописанным экземпляром. Он имеет лишь три ряда пластинок и отсутствует щит, поэтому В. Богораз считал его неполным.

Несколько панцырей этого типа находилось еще в Музее этнографии и истории в Хельсинки2 и в Национальном музее в Вашингтоне, но в имеющихся публикациях не проведена дифференциация между экземплярами с азиатского и американского побережий. По поводу панцырей, находящихся в Финляндии, Ратцель прямо указывает, что происхождение
их точно не известно. Коллекция панцырей Вашингтонского музея собрана главным образом на американском побережье, т. е. от американских эскимосов. Согласно описанию Хага, пластинки сделаны из кости или клыка, количество горизонтальных рядов колеблется в отдельных экземплярах от 3 до 5. 4
В коллекциях Музея антропологии и этнографии Академии Наук СССР находится экземпляр пластинчатого панцыря с о. св. Лаврентия за №571-99. Он имеет четыре ряда горизонтальных пластинок.

Для всех экземпляров с американского побережья характерно отсутствие специального щита для защиты затылка и шеи. Нельсон отрицает употребление щитов американскими эскимосами. Действительно, трудно объяснить этот факт случайностью. Вероятно, здесь имело место иное приспособление для защиты шеи и затылка. Это подтверждается рядом источников. К. Мерк, отмечая подробности защитной одежды эскимосов Берингова пролива, сообщает: «.. носят панцыри вроде кафтанов, длиной не ниже бедер, которые сзади защищают голову стоячим воротником, а руки до середины предплечья — рукавами. Эти панцыри сделаны из пластины моржевого зуба». Что подразумевал автор под «стоячим воротником» — неизвестно. Вполне возможно, что это были сильно удлиненные пластины верхнего ряда спинной части, как на экземпляре, описанном Ратцелем,1 а также на одном экземпляре из Вашингтонского музея. На основании этих материалов можно заключить, что щит являлся характерным элементом лишь для азиатского побережья.

Что касается других племен северо-востока Сибири, то защитная одежда из костяных пластинок у них также имела место. Материалы по этому вопросу настолько скудны, что не представляется возможным реконструировать ее полностью, в музейных коллекциях она совершенно отсутствует. В своих дневниках и рапортах С. Крашенинников неоднократно упоминает о «костяных куяках» коряков. В его работе имеется замечание, не оставляющее сомнения, что панцыри на Камчатке также являлись пластинчатыми: «Коряцкие куяки, которые они из мелких продолговатых косточек сшивают ремнями.. не недостойны примечания».
У юкагиров, по фольклорным данным, воины носили панцыри из оленьих рогов, сшитых сухожилиями. Такая броня носила название лэбул. В исторических документах также имеются сведения о нападении юкагиров в куяках.

2 года назад

Добавить комментарий