Декларация по Каспию 2007

Интересно, что в Декларации по Каспию 2007 года большинство из вышеуказанных принципов было зафиксировано [36].
Однако анализ содержания этих принципов показывает, что процесс принятия, как самой Конвенции, так и указанных принципов, не будет таким легким. Чтобы разобраться в причинах этого вопроса, следует проанализировать геополитические позиции и взгляды прикаспийских государств на предмет выдвижения и согласования специальных принципов их деятельности на Каспии. В этом плане интересен процесс эволюции отмеченных и других специальных принципов.
В начале XXI века геополитика в отношении международно-правового статуса и режима Каспия стала ориентироваться на принципы экономического прагматизма. Во время визитов спецпредставителей президентов России в Баку российская и азербайджанская стороны неоднократно выражали мнение, что раздел Каспия — прежде всего проблема четырех прикаспийских государств, возникшая как непосредственное следствие развала СССР. Подобный подход предполагал, что раздел Каспия будет происходить между бывшими союзными республиками, а Иран останется в стороне.
Во время визита президента РФ В. Путина в Баку 8-9 января 2001 г. [5] стороны попытались найти точки соприкосновения. Данная договоренность стала определенным компромиссом, поскольку Россия ранее выступала за принцип совместного использования и дна, и воды за пределами территориальных вод прикаспийских государств. Азербайджан настаивал на том, чтобы был осуществлен полный раздел и дна, и водной поверхности. И хотя еще в 2000 году Г.А. Алиев заявлял, что «Азербайджан не собирается отходить от принципа секторального деления как дна, так и поверхности Каспия», тем не менее во время визита российского президента Азербайджан согласился с подходом России и Казахстана, поддержав идею о том, что воду необходимо оставить в общем пользовании. Было подписано Совместное заявление о принципах сотрудничества на Каспийском море. В соответствии с данным документом предлагалось на первом этапе разграничить дно Каспийского моря между сопредельными и противолежащими государствами на секторы (зоны) на основе метода срединной линии, проводимой с учетом равноудаленных точек и модифицированной по договоренности сторон» [2].
Кроме того, «стороны согласились, что за каждым из прибрежных государств в образуемом в результате такого раздела секторе (зоне) будут признаваться исключительные права в отношении минеральных ресурсов и другой правомерной хозяйственно-экономической деятельности на дне».
Приняв во внимание позицию России, высказанную в свое время В.И. Калюжным, стороны в результате договоренности о применении к месторождениям, по которым могут возникнуть коммерческие споры, решили, что принятие принципа 50 на 50 облегчило бы достижение согласия по проложенной модифицированной срединной линии, и практически выработали, таким образом, новый принцип международного права. В соответствии с этой нормой сторона, которая претендует на спорную точку, должна компенсировать исторические затраты на свою 50-процентную долю и дальше совместно эксплуатировать данное месторождение. Если у государства нет такой возможности, то оно компенсирует столько, сколько может, и получает ровно столько, на сколько компенсировало эту часть [15, с. 86-87].
Направленным на геополитический процесс можно назвать предложение российской стороны о необходимости выработки принципа, предусматривающего запрет создания морских границ в Каспийском море. Как отмечал В. Калюжный, появление границы сразу создает проблему ее охраны и сопрягается с вопросом о конфликтных ситуациях: все привыкли, что вода общая и что можно везде рыбачить. Если инциденты с японскими судами-браконьерами (то задержание, то обстрел) в российских территориальных водах в районе Курил и Сахалина не переросли во что-то более серьезное, то этого нельзя гарантировать на Каспии. Там, к сожалению, все может завершиться трагически. Кроме того, принцип общей воды записан в документах 1921 и 1940 гг., и его надо сохранить [15, с. 88].
Тем не менее, несмотря на стремительное изменение геополитической ситуации в регионе, Россия длительное время отстаивала идею неделимости в какой-либо форме Каспийского моря, исходя из прежних договоров с Ираном. Так, в 1995 году на совещании в Тегеране Россия представила свой проект соглашения, базировавшийся на той же идее: утверждение принципа общего достояния в отношении Каспийского моря [17, с. 55-56].

2 года назад

Добавить комментарий