Чукчи

Большинство исследователей прошлого века (Ф. Врангель, Г. Май-дель, А. Норденшельд и др.) склонялись к тому мнению, что у чукчей отсутствовала какая-либо общественная организация. В. Богораз в одной из последних работ, в предисловии к русскому изданию монографии «Чукчи», признал существование у чукчей родовой организации, но лишь в зачаточном состоянии, которая, однако, по разным причинам не могла у них укрепиться. Действительно, многие явления общественной жизни чукчей резко бросались в глаза даже неспециалистам-исследователям. Еще Служилых людей XVII в. поражала слабость родственных связей: «да по той же Анадыре реке и у моря живут многие неясачные чухчи и коряки.. и те коряки и чюхчи тех аманатов 1 покидают и ясаку под них не платят». В то же время у других народов под аманатов ясак вносил род. Местные чиновники в XIX в. постоянно сталкивались с отсутствием у чукчей общепризнанного главы «рода». На первое место большинством исследователей выделялась семья, группа семей, соединенная родством или стойбищем.

Основными источниками для характеристики социального строя чукчей являются материалы В. Богораза. Хотя они и собраны в конце XIX в., но несомненно отражают и общественные отношения более раннего времени.

(Зленные чукчи в конце XIX и начале XX в. жили небольшими стойбищами. Стойбище обычно состояло из 2—4 семей с количеством населения 10—15 человек. Помимо совместного проживания, эти семьи были связаны и экономически. Экономической связью, объединяющей всех жителей стойбища, являлась совместная пастьба оленьих стад. В. Бого-раз по этому поводу замечает: «… основное правило гласит: одно стойбище — одно стадо». Организация стойбища была обусловлена размерами и условиями выпаса стада. Известно, например, что очень большое (свыше 1500—1800 голов) по численности, как и слишком малочисленное стадо (меньше 200—300 голов) пасти довольно трудно. Поэтому чрезмерное увеличение количественного состава стада вело к разделению стойбища, в то время как малые стада приходилось соединять. Количество обитателей стойбища также в значительной степени зависело от величины стада: лишь определенное число людей могло кормиться от стада, не нарушая его нормального воспроизводства.

Во главе стойбища стоял так называемый «хозяин стойбища», или «переднедомный», живущий в главном шатре. Его семье обычно принадлежала большая часть стада. Он распоряжался хозяйственной жизнью стойбища — переменой мест и времени кочевок, убоем оленей, устройством жертвоприношений, назначал людей на хозяйственные работы по стойбищу или около стада и т. д. Тавро (клеймо), которым были помечены олени главнодомного, считалось основным и более древним. Остальные шатры группировались позади главного. В них чаще всего жили родственники или свойственники главнодомного, хотя встречались даже и иноплеменники — ламуты, чуванцы.

В. Богораз считал, что единицей чукотской социальной организации является семья или семейная группа. Действительно, в XX в. встречались экономически обособленные семьи, но они являлись исключением. Как правило, семьи были связаны с организацией стойбища. Семейная группа обозначалась термином варат, что в буквальном переводе обозначает «собрание живущих (пребывающих) вместе». Более характерным для семейной группы В. Богораз считал другой термин — чин-йырын — «группа участников кровной мести», «собрание мстителей». Ядром семейной группы являлась группа родных, а также двоюродных братьев.

2 года назад

Добавить комментарий