бразильская интеллектуальная история связана с европейской

Трудно судить насколько бразильская интеллектуальная история связана с европейской, но в идейных исканиях немецко-австрийских и бразильских интеллектуалов немало общего. Идеи и настроения политической реакции, ностальгирующей и славном прошлом и постоянно рефлексирующей о неполноценной и ненужной демократии были, вероятно, не смогли бы так громко заявить о себе в Европе, если бы в Бразилии в начале ХХ века не свершился своеобразный качественный интеллектуальный скачок, совпавший со значительной политизацией общества. Иными словами, в Бразилии произошла своеобразная неонатальная консервативная революция: новые тенденции в политической и культурной жизни стали очевидны, но отсутствовала ясность в отношении их жизнеспособности. Если раннее политическая сфера была той сферой, где было место для маневра только политической элиты и аристократии, то ХХ век, связанный с политизацией масс, изменил ситуацию. Если в Бразильской Империи политическое поле было аморфно и не имело четких границ, то своеобразная консервативная волна первых лет ХХ столетия, позднее переросшая в бразильский аналог европейской континентальной консервативной революции, разделило бразильское общество на левых и правых, хотя тенденции к его дефрагментации наблюдались и раннее.

Но именно свержение Империи, как специфического типа государства с его патерналистской риторикой, как государства, претендовавшего на статус государства всех белых бразильцев, окончательно зафиксировало выделение в бразильской политике нескольких диаметрально противоположных по своим предпочтениям и интеллектуальным ориентирам спектров. Одним из них оказался правый полюс в бразильской политической и культурной жизни. На правом фланге формировалась своя особая политическая культура, с характерными только для нее типами политической и / или культурной идентичности и политической и / или мировоззренческой лояльности. Каковы были важнейшие признаки этого политического правого дискурса в интеллектуальной истории Бразилии?
Бразильские правые в первой половине ХХ века сосредоточили свои усилия именно на культивировании и развитии бразильской идентичности. В такой ситуации консервативная революция стала правым ответом на левый идентичностный вызов, который предлагал совершенно новый тип как самой политической идентичности, так и политической лояльности. С другой стороны, консервативная революция отвечала и на тот интеллектуальный вызов, который исходил из прошлого, из имперского периода в истории. Бразильские «новые» правые (а для 1920 — 1930-х годов идеи были действительно новы) отреагировали на реставрационный им — перский вызов, хотя опасность, исходившая от монархистов, была куда меньше, чем опасность, связанная с бразильскими левыми. Поэтому, бразильский правый дискурс окончательно выкристаллизовывается в период между двумя мировыми войнами, особенно — во время правления Ж. Варгаса.

Этот новый дискурс, подобно идеям европейских консервативных революционеров, отличался синкретическим характером и, поэтому, среди идеологических доминант «нового государства» мы находим и политический, гражданский, национализм, и попытки интегрировать в политический инструментарий заряд исходивший от модернистской культурной традиции, и религиозность, которая играла символическую роль, подчеркивая преемственность между различными поколениями правых политиков. Крайнее проявление правого политического дискурса в бразильской политической культуре 1930-х — движение интегралистов, которое представляло собой радикальное, но, вместе с тем, и маргинальное течение в правом движении.

Но если в континентальной Европе немецкие нацисты убили саму идею консервативной революции, дискредитировав ее и развязав вторую мировую войну, то в Бразилии завершение войны, вылившееся в волну демократизации, привело к маргинализации правых интеллектуалов. Уход Ж. Варгаса стал началом конца бразильской правой традиции, выдержанной в духе европейской консервативной революции. Второе правление Ж. Варгаса было коротким и правые с идеями, заложенными еще в 1920-е годы, уже не имели никаких шансов на восстановление своих доминирующих позиций в интеллектуальном и политическом сообществе. Во второй половине ХХ века правые интеллектуалы уже никогда безраздельно не господствовали в политчиеской и культурной жизни Бразилии, уступив свои позиции политикам левой или умеренной ориентации.

2 года назад

Добавить комментарий