Боливия, буш и латинская америка

Беспорядки в Боливии, которые привели к свержению президента, привлекли внимание большого числа американских и европейских газет. Это само по себе удивительно, так как страны вроде Боливии обычно игнорируются даже лучшими газетами (или им уделяется минимальное внимание). Возможно, это результат совокупности событий последних 2 лет, которые отражают изменение линии политического развития Латинской Америки. Вполне вероятно, что Латинская Америка снова окажется в центре внимания.

В 1960-х Латинская Америка жила «революциями». Куба стала символом марша к социализму. Че Гевара символизировал и проводил в жизнь политику так называемой «focoismo» или «революции внутри революции» (что и привело к смерти самого Че, причем именно в Боливии). Новым лозунгом латиноамериканских интеллектуалов стала зависимость, понятие, выросшее из концепций «центра-периферии» и «девелопментализма», которые впервые были разработаны Раулем Пребишем и Экономической Комиссией ООН для Латинской Америки. Эти интеллектуалы начали открыто выступать против латиноамериканских компартий, считая их реформистскими, контрреволюционными, сотрудничающими дефакто с США и мировым капитализмом. Во многих странах зародилось партизанское движение, и было оно довольно мощным. В Чили Сальвадор Альенде стал президентом в рамках перехода к социализму.

США начали способствовать военным переворотам в ряде государств (Бразилия, Чили, Аргентина, Уругвай), чтобы остановить движение. Волна революций начала спадать в 1970-х, хотя сандинисты в Никарагуа стали последними, кто еще пытался прорваться. В 1980-х стагнация в мир-экономике начала сказываться и на Латинской Америке. Начав «долговой кризис» в 1982 г., Мексика выступила инициатором (хотя в мировом масштабе ее еще в 1980 г. опередила Польша). 1980-е — это уход от девелопментализма, рывок к «демократии» (т.е. избирательной политике) и, в общем, затишье. Различные партизанские движения сошли на нет, добившись права на участие в избирательной политике и, тем самым, сохранив лицо. Крах СССР и коммунистических режимов Восточной и Центральной Европы дезориентировал и разоружил многие левые движения Латинской Америки.

1990-е были периодом, когда США почувствовали, что могут свободно вздохнуть, не опасаясь по поводу Латинской Америки. Мексика согласилась стать участницей Североамериканского Соглашения по Свободной Торговле (North American Free Trade Agreement (NAFTA). И, наконец, после полувекового единоличного правления Институционнореволюционной партии (Partido Revolucionario Institucional, PRI) Мексика избрала президентом Винсента Вокса, лидера консервативной, ориентированной на свободу торговли, про-американской партии. Правда, сразу после подписания соглашения NAFTA в Мексике зародилось и начало борьбу социально-политическое движение совершенно нового типа, а именно сапатисты в Чьапасе, защищавшие интересы угнетенного индейского населения. Движение пользовалось вниманием и поддержкой по всему миру, но США, в общем-то, их не замечали, возможно потому, что сапатисты не покушались на власть. США начали продвигать идею Ассоциации Свободной торговли в Америке (FTAA/ ALCA) и убедили Чили первой поставить свою подпись на одном из формирующих ассоциацию двусторонних соглашений.

Затем в Латинской Америке начался ропот политического недоверия. В разных странах — Эквадоре, Перу, Венесуэле, Бразилии и Аргентине — недовольство принимало разные формы, но одна общая черта у них у всех была. Недовольство зарождалось в среде индейцев и в организованных профсоюзах, а также среди крестьян. Это средние классы не могли определиться со своими интересами. Ни в одной из названных стран правительство не приходило к власти революционным путем, как это было в 1960-х. Но в каждом случае существовало более или менее явное противостояние диктату МВФ и созданию FTAA. В каждом случае США были не в восторге, но не могли прямо и быстро повлиять на положение вещей, как в 1970-х. Никаких правых переворотов а-ля Пиночет не последовало.

2 года назад

Добавить комментарий