Азербайджан в каспийском вопросе

Азербайджан последовательно выступает за реализацию принципа полного раздела Каспийского моря на национальные секторы по срединной линии в соответствии с общепринятой международной методикой, закрепленной в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Исходя из установки, согласно которой акватория Каспия подлежит разделу между прибрежными странами в качестве внутренних и территориальных вод, Азербайджан в одностороннем порядке объявил своей территорией прилегающую к нему часть Каспия. Это стало событием, вынудившим впоследствии Россию скорректировать свою позицию в отношении данной проблемы. Принятие в 1995 г. новой Конституции Азербайджанской Республикой [180, с. 4], в которой говорится о том, что составной частью территории Азербайджана являются ее внутренние воды, принадлежащий ей сектор Каспийского моря (озера) и воздушное пространство над ним (ст. 11). Основной побудительной причиной ускоренного закрепления упомянутого положения в Конституции послужили сведения об углеводородных ресурсах, умело распространявшиеся западными странами. Азербайджанский сектор Каспийского моря в Конституции провозглашен государственной территорией.

Определение правового статуса Каспийского моря приводит к его разделению на соответствующие секторы, на которые распространяется суверенитет прибрежных государств, с той лишь разницей, что в первом случае государственная граница проходит по срединной линии, во втором — на 12-мильном удалении от береговой линии. Позже Азербайджан продолжил отстаивать эту же позицию, отмечая, что «принцип кондоминиума, который Россия хочет применить к Каспийскому морю, совершенно неприемлем и нигде в мире не применяется». В Баку считали, что российская политика нацелена на то, чтобы морские богатства Каспия никто не использовал вообще.
Так, на заседании СРГ по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря в конце 1998 г. заместитель министра иностранных дел Азербайджана X. Халафов отметил: «Значительным продвижением можно считать достижение общего взаимопонимания по разделу дна Каспийского моря на основе равноудаленных точек срединной линии, других общепризнанных принципов международного права. Принцип раздела дна на национальные секторы лег и в основу подписанного в
1997году Соглашения между Российской Федерацией и Казахстаном. Хотелось бы отметить сближение позиций Азербайджана, России, Казахстана и Туркменистана, договорившихся по главному принципу раздела Каспийского моря на национальные секторы по принципу срединной линии, то есть продолжает действовать сложившаяся дефакто традиция».

Подытоживая, можно отметить, что позиция Азербайджана, которая довольно близка к позициям Российской Федерации и Республики Казахстан, предлагает также разграничить водную поверхность и воздушное пространство. Остается неопределенность относительно статуса разграниченных пространств. Если в отношении разграниченного дна имеется принципиальное согласие руководства Азербайджана на режим «исключительных/суверенных прав на ресурсы и на другую правомерную хозяйственную деятельность», то в отношении поверхности моря и воздушного пространства наблюдается стремление установить режим национального суверенитета. Однако, как представляется, такую позицию можно рассматривать как промежуточной в целях достижения максимальной выгоды при решении вопроса правового статуса Каспийского моря. В отношении принципа прокладки трубопроводов Азербайджан, соглашаясь с доводами об экологической экспертизе, считает, что это исключительно вопрос тех стран, по дну которых будет проведена нитка трубопровода.
Казахстан исходит из той же установки, что и Азербайджан, но высказывается за раздел только морского дна. Сущность казахстанской позиции состоит в применении на Каспии принципа «mutatis mutandis» (с некоторыми изменениями) отдельных положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

2 года назад

Добавить комментарий