Активная международная политика Венесуэлы

Активная международная политика Венесуэлы также является региональным новшеством и в некоторых отношениях напоминает международную политику в арабском мире (скажем, Саудовской Аравии или Ирана). Союз Боливии с Венесуэлой, «неудобный» для Бразилии, основывается на политике нефти и газа. Таким образом, внешнеполитический подход правительств, которые выдвигают лозунг национализации добывающей промышленности (и в этом смысле являются государствами, живущими с ренты), отличается от подхода тех, экономика которых зависит от более диверсифицированного портфеля товаров или сельскохозяйственной продукции, с трудом поддающихся регулируемой эксплуатации.

Поэтому противники левых, например в Мексике и Перу, иногда высказывают недовольство угрозами Чавеса, его нефтяным популизмом и нефтяной дипломатией. Левые кандидаты, напротив, склонны связывать выступления против Чавеса с ориентацией на Соединенные Штаты (даже если они пытаются поддерживать дистанцию по отношению к самому Чавесу).

Появление новых левых также вызвало попытки пересмотра роли Латинской Америки в международной экономике. Бразилия пытается осуществить свои давние замыслы по превращению в регионального гегемона, заключая торговые соглашения на юге, а Аргентина увеличивает свой экспорт бобов в Китай. В этом контексте антиимпериализм представляет собой не столько антикапитализм, сколько политику перестройки региональных блоков.

Во всех этих случаях имеет место противоречие между антиамериканизмом как политическим ресурсом и сохранением взаимовыгодного сотрудничества с Америкой. Это противоречие будет иметь большое значение для нового мексиканского правительства, если вспомнить, какие уродливые формы приняла иммиграционная политика Соединенных Штатов в последнее время.

Популизм. Многие черты латиноамериканских левых типичны для демократической политики в регионе в целом. Одна из таких черт — переход от корпоративного государства к гибким формам социального распределения, начиная с программ, вроде «социального либерализма» Solidaridad Салинаса в начале 1990-х гг., и заканчивая перераспределением пенсий Лопеса Обрадора, программой «нулевого голода» Лулы и misiones Чавеса. Каждая из этих программ обеспечивает прямое, целевое распределение ресурсов от федерального правительства (денег, продовольствия, строительных материалов, оказания медицинской помощи или предоставления образования), не опосредованное членством в профсоюзах и выполнением обязанностей социального обеспечения со стороны работодателя.

Правительства левых и правых, по всей видимости, неспособны осуществлять эффективную мобилизацию бюрократических структур, и именно этим вызваны попытки построения параллельных гибких форм государственного вмешательства в гарантии заработка, здравоохранение и образование. Используемые в обход традиционной государственной бюрократии, эти гибкие формы одновременно концентрируют власть в руках ведущих политиков, мэров и президентов. Преобладание этих форм инвестиций — ключевая черта популистской политики левых режимов Латинской Америки, отличающая их от классических популистских режимов 1930, 1940 и 1950-х гг., которые склонны были опираться на профсоюзы и бюрократические структуры. Плебейский привкус нового популизма делает его больше похожим на бонапартистские мобилизации, чем на последовательный, квазифашистский корпоративизм Перрона.

Гибкий популизм может представлять угрозу долгосрочным государственным инвестициям и традиционным конституционным сдержкам и противовесам. Он легко может привести к созданию политических ударных частей, способных ограничивать избирательные процессы. Не случайно, что команда, которая разработала для Салинаса программу «Солидарность» в Мексике, теперь играет важную роль в правительстве Лопеса Обрадора. Политические партии соперничают, предлагая привлекательные программы перераспределения, воруя друг у друга идеи и применяя их независимо от того, кем они были предложены впервые — левыми или правыми. Социальная политика Лулы во многом заимствована у Кардосо, а, с другой стороны, Фокс не раз воровал идеи у своего заклятого врага Лопеса Обрадора. И это еще одно проявление соперничества между левыми и политическими стратегиями неолиберальных правительств.

2 года назад

Добавить комментарий