40 тыс. повстанцев встретились с войском Уянь-Гюйди.

Однако битвы не произошло: войска шаньюя (царя) разбежались, отказавшись его защищать. Покинутый всеми Уянь-Гюйди покончил жизнь самоубийством, считая себя правым в стремлении перенести ханскую ставку хуннов в «Западный край».

Таким образом, повстанцы одержали победу, и предложенный повстанцами претендент Гихэушань в 58 году до н. э. вступил на царский престол хуннов, под именем Хуханье.

У Хуханье был родной брат Хутуус, который был тоже сторонником переноса столицы хуннов в «Западный край». В 55 году до н. э., Хутуус поссорившись (на этой почве со своим братом) наделил себя тоже царским титулом, и стал именоваться Чжичжи-шаньюем или Чжичжи-ханом, обособившись в «Западном крае» от Хуханье, чтобы впоследствии перенести сюда и саму восточную (главную) столицу хуннов.

В 54 году до н. э. он напал на своего брата Хуханье, обратил его самого и его войско в бегство, а затем разгромил и историческую ханскую ставку хуннов, испокон веков располагавшуюся на территории Халхи в Хангае (см.35, с. 118), после чего опять возвратился в «Западный край». Здесь он (в Таласской долине) начал строить новую столицу хуннов и при защите её от китайцев (около 47 года до н. э.) погиб в сражении. Таким образом, желание переноса хуннской столицы в «Западный край» опять провалилось.

Положение Хуханье было весьма тяжёлым. В стране длительное время царил раздор, как между самими братьями, так и между крупными родовыми князьями. Он понимал, что продолжая в таких условиях враждовать с огромным Китаем — он обречён, и поэтому решил заключить с Китаем договор «родства и мира», послав своего сына в Китай, официально — на службу, а на самом деле — в качестве заложника. Мирный договор, заключённый в 47 году до н. э. гласил, что «Дома Хань и Хунну — равноправны» (см.34, с. 140).

В 31 году до н. э. умирает Хуханье. Престолонаследие в дальнейшем у хуннов (в течение нескольких поколений их царей) передаётся без всяких этой цели в ханской ставке Модэ, с присвоением ему хуннского титула — «гуньмо» (см.34, с.58).

Для начала молодому «гуньмо» (уже после смерти Модэ) силами усуней и алтайских савиров поручалась нетрудная задача по охране западных границ «державы Хунну» с дружественными кангюйцами (предками казахов) (см.35, с. 100).

То обстоятельство, что предки чувашей были поставлены для совместной охраны с усунями западных границ с Кангюем, повлияло на то, что предки казахов (кангюйцы) стали именовать их не по самоназванию «чаваш», а словом «шупаш», которое в языке предков казахов означало «пограничник». То есть, одни из предков казахов (кангюйцы) воспринимали самоназвание чувашей не в значении «мирный» или «кроткий», а в значении «хуннских военных поселенцев», поставленных для охраны западных границ «империи гуннов».

Метисные племена жуно-угров, сложившиеся в результате смешения сижунов с угороязычными савирами, под защитой «державы Хунну», в скором времени так сильно выросли в числе, что к концу 1-го века до н. э. они заполнили степные пространства и долины рек: от Алтайских гор на севере, до хребта Пржевальского на юге.

С течением времени жуно-угры (алтайские савиры) всё больше обосабливались как по внешним морфологическим признакам, так и по образу жизни от «восточных хунно-угров». Южнее Алтайских гор их все чаще стали именовать «жунгурами», или «джунгарцами». Их западные лули-князья так возвысились, что образовали свою ставку в «Западном крае» и стали соперничать по своему могуществу с «восточными великими князьями». Проживание жуно-угров (джунгарцев) на территории между Алтаем и ТяньШанем подтверждается тем, что здесь сохраняются до сих пор горы под названием «Джунгарского Алатау».

Проживавшие же севернее Алтайских гор жуно-угры (те же алтайские савиры) именовались местными сибирскими племенами за их знания и умения «мудрым народом» или «чародеями». В памяти славянских племен они сохранились как мифический народ под названием «чудь».

2 года назад

Добавить комментарий